К 100-летнему юбилею образования Дальневосточной Республики

Posted in Аналитика, Главное, Мероприятия and tagged , , , , .

ДВР была провозглашена 6 апреля 1920 года, как независимое демократическое государство с рыночным укладом в экономике, располагавшееся на территории Забайкалья и русского Дальнего Востока. Фактически, ДВР являлось буферным образованием между РСФСР и Японией, его создание помогло Советской России избежать прямого военного конфликта с этим государством. Дальневосточная Республика просуществовала два с половиной года и, прежде чем воссоединиться с РСФСР 15 ноября 1922 года, успела обзавестись собственной Конституцией, государственными флагом и гербом, почтовыми марками и даже собственной национальной валютой («буферкой»), которую изготавливали в Америке.

История ДВР важна для нас тем, что идея создания этой республики родилась в Иркутске. И именно Иркутск первоначально должен был стать ее столицей. Сегодня эксперты «Интеллектуальной среды» решили поделиться с нашими читателями мнением об этом забытом русском государстве.

Артем Ермаков: История с Дальневосточной Республикой дает возможность порассуждать на многие темы, не только исторические, но и современные. История с Дальневосточной Республикой позволяет говорить о таких вещах, как исторические альтернативы, как в прошлом, так и в настоящем и будущем. Есть известная цитата, которую не так уж часто достают из закромов, — В. И. Ленин пишет Л. Д. Троцкому в феврале 1920 года: «на западе существует Эстония, а на востоке имеет право существовать Дальневосточное образование, дружественно настроенное к Советской России, как посредник с другими странами».

Из этого мы можем видеть не только то, что Эстония считалась дружественно настроенным государством и посредником с соседними странами (что после смерти Ленина не оправдалось, поскольку Эстония стала враждебным Советской России государством), но и то, что ДВР могла бы добиться более длительного существования и более полного ее международного признания.

Разгромив Колчака, советское руководство вот-вот было готово попасть в классическую ловушку, поскольку красная армия таяла точно также, как и белая, в этой огромной таежной, не знакомой большинству рядового состава, относительно враждебной, как это показали будущие крестьянские восстания, стране.

Если бы красные сразу сунулись дальше за Байкал, то вполне вероятно, что история нашей страны пошла бы совсем по другому пути. Но по факту, с появлением ДВР на востоке России был образован своеобразный буфер с многопартийностью, свободой вероисповедания и без продразверстки, что позволило Дальнему Востоку пережить голод, охвативший Советскую Россию в 1921 году.

Демократическая альтернатива Советскому строю в лице ДВР не особо восхищает сторонников Третьего пути, особенно если понимать, что этой альтернативой жестко руководили, как сейчас принято говорить, «из Кремля».

На самом деле важно другое, — на примере ДВР мы видим еще один принцип: свободная русская республика невдалеке от границ основной России возможна только рядом с мощной Россией. Слабая Россия не позволит долго существовать подобному образованию. У нас есть более свежий пример в виде Сербской Краины и Сербской Республики в Боснии. Югославия не смогла их поддержать в 90-х, и они растворились. Если бы тогда, в самом начале 20-х гг, большевистская власть ослабла, то ДВР, скорее всего, оказалась бы оккупированной зоной и вряд ли смогла сохранить свою субъектность.

В итоге случилось обратное: ДВР не только укрепилась, но и смогла выиграть, причем чисто дипломатически, часть собственной территории и контроль над ней у сильнейшей тогда азиатской державы, у Японской Империи. Дипломатия, как ДВР, так и Советской России, смогла сыграть на противоречиях между США и Японией на тихоокеанском побережье Евразии.

Если бы Запад, или условно капиталистический мир, не был бы так монолитен в 2014-15 гг, то, возможно, и судьба республик Донбасса тоже сложилась бы иначе. Если бы нашлись крупные противоречия между США и Еросоюзом, геополитическая карта выглядела бы сейчас совсем по-другому, но даже переживающий кризис Запад по-прежнему един. Сейчас мы не так легко можем предсказать судьбу Донецкой и Луганской Народных Республик потому, что они развиваются в значительной степени самостоятельно, а те фигуры, которые помогали становлению республик, разными способами устранены от контроля происходящих событий.

Здесь в дело вступает еще один важный принцип: начиная «игру» в буферное государство, надо точно знать, когда, чем и почему она закончится. Такой важной реперной точкой для Советской России стал мирный уход японцев с бывшей территории Российской Империи. Как только это произошло, мгновенно, несмотря на все сложности транспорта и связи, буквально в течении месяца, государство, еще недавно осуществлявшее дипломатические переговоры с ведущими державами, свернулось и исчезло, не оставив даже тени субъектности.

Какие-нибудь грузинские или украинские образования, когда входили в состав РСФСР, не теряли субъектности, а просто понижали ее статус. Подчиняясь центральному правительству СССР в вопросах внешней политики, еще в 20-е гг. они во многом сохраняли «развязанные руки» во внутренней. В истории с ДВР моментально убрали даже тень этой свободы.

И это очень показательная ситуация, поскольку надо честно признать, что при отсутствии серьезных причин, преимущественно внешних угроз, никакое центральное московское правительство не потерпит какой бы то ни было самостоятельности дополнительного русского образования автономного уровня в составе основного государства.

Несмотря на то, что ДВР руководили разные, не только русской национальности, люди, преимущественно это был русский проект. И именно это предопределило его совершенно невольную, но неизбежную угрозу Советскому проекту в остальной части России и определила его скорый и неизбежный конец.

Михаил Учитель: Создание буферных государств является одним из наиболее нестандартных геополитических подходов и тем самым заслуживает пристального изучения. Обстановка к 1920 году складывалась следующим образом: ослабленная гражданской войной большевистская Россия по всем законам жанра должна была лишиться огромной части своей территории, относящейся к Дальнему Востоку, поскольку эти территории уже де-факто находились в международной юрисдикции. Японцы, чехи, американцы и канадцы, воспользовавшись внутренними проблемами нашей страны, приготовились оторвать от разваливающейся Империи одну из самых экономически и стратегически значимых ее провинций.

В этой ситуации от советского руководства требовалось грамотное и волевое решение, которое было найдено в создании на оккупированных территориях, во-первых, как бы назвали это сейчас «свободной экономической зоны», а во-вторых — отдельного от РСФСР независимого государства. Тем самым захватчики лишались повода продолжать интервенцию и Советская Россия выигрывала время для укрепления собственной обороноспособности.

У большевиков это был не первый и не последний опыт создания подобных государственных образований, т. к. двумя годами ранее Совнаркомом была поддержана идея товарища Артема (Сергеева) о создании небезызвестной Донецко-Криворожской Республики, как отдельного от УНР советского государства. В состав ДКР вошла практически вся территория исторической Новороссии, за исключением Одессы, Бессарабии и Крыма. Республика Артема являлась прямой предтечей нынешних ДНР и ЛНР, а в Советы ее депутатов помимо большевиков входили не только анархисты, но и не желавшие украинизации своей малой родины русские патриоты.

По каким причинам обе эти русские республики прекратили свое существование — это тема отдельного и длинного разговора. Несмотря на то, что и ДВР и ДКР вошли в состав РСФСР и УССР бескровно и успешно прижились, меня не покидает мысль, что сделано это было, как минимум, слишком рано, поскольку обе республики демонстрировали превосходные экономические и управленческие результаты для своего времени.

Тем не менее, подобный опыт государственного строительства пригодился России в наши дни, когда началась гражданская война уже на территории Украины. И если в ЛДНР удастся построить мирную жизнь и полноценно запустить экономику, то украинские власти рано или поздно предпочтут войне дипломатию и сотрудничество. И тогда история, начавшаяся в 2014 году может закончиться также, как в далеком 1922, — воссоединением. Новый 22-й, кстати, не за горами.

Мы ждали воссоединения с Новороссией долгих шесть лет, подождем и еще два годика.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *