Большой трансферт власти начался

Posted in Аналитика, Главное and tagged , .

15 января 2020 года запомнится многим не только как день получения аванса. Президент Владимир Путин вчера в послании Федеральному собранию объявил Конституционную реформу, которая изменит политическую систему в стране, а премьер Дмитрий Медведев заявил об уходе в отставку и роспуске правительства РФ.

К тому же, президент озвучил перед Федеральным собранием ряд социальных и национально-ориентированных задач. Что всё это значит и к чему эти крутые перемены, разбирались эксперты «Интеллектуальной среды».

 О Конституционной реформе

Политолог, эксперт «Интеллектуальной среды» Андрей Коноплёв:

– Конституционная реформа. Как много в этом звуке… Уже одно Федеральное собрание, способное влиять на формирование правительства – достаточное основание для того чтобы предположить, что вся нынешняя система договоренностей и баланса интересов внутри отечественной элиты подвергнется коренным изменениям. В первую очередь потому что новые лоббистские возможности получат те финансово-промышленные группы, которые не смогли в свое время принять участие в дележке властного пирога и ныне вынуждены быть на ролях клиентел постаревших элитариев «первого круга».

Журналист, политолог, эксперт «Интеллектуальной среды» Михаил Учитель:

– «Послание президента Федеральному собранию стало одним из наиболее ярких его выступлений за все 20 лет. Его можно смело ставить в один ряд как с посланием к ФС весны 2014 года, так и со знаменитой Мюнхенской речью. Я не склонен излишне драматизировать ситуацию, поэтому выскажусь предельно просто.

Произошедшее нельзя назвать конституционным переворотом. Внесение изменений в основной закон — это нормальный рабочий процесс. Правки в Конституцию вносились в разное время целых 16 раз, причем по самым разным поводам. Большинство из них были связаны с укрупнением регионов и пересмотром административных границ субъектов. Присоединение к России Крыма и Севастополя — из этой же истории.

Все эти правки Конституции не встретили никаких возражений парламентариев. Не вызовут их и будущие изменения. Такова уж специфика нашей политической системы: групп влияния несколько, а незаменимый гарант — один. И ни одна элитная группировка в РФ не сможет полноценно существовать вне контекста т. н. «путинской» России. Не станет Путина — уйдут и они. Поэтому, президент может рассчитывать на безоговорочную поддержку всех групп влияния во власти».

Политический обозреватель, эксперт «Интеллектуальной среды» Михаил Сеурко:

– Заявленные реформы политической системы нужно рассматривать в русле предстоящего транзита власти. С одной стороны, значительное усиление роли парламента, который сможет назначать премьера и состав правительства, с другой акцент на работе Госсовета, должны уменьшить роль президента. Эти изменения приведут к тому, что ответственность за ухудшающуюся социально-политическую ситуацию в стране будет распределяться между всеми ветвями и уровнями власти. Заявленное «вместе» президента означает в то же время «никто в целом».

Трансферт стартовал тихо или лихо?

 Все согласились в том, что заявленные реформы политической системы нужно рассматривать в русле готовящегося трансферта власти.

Михаил Учитель:

– Теперь о других смыслах послания. Начался большой трансферт власти, и президент намерен принять в нём самое деятельное участие. Не очень люблю сравнения, но, чтобы было понятно, можно обратить внимание на казахстанскую модель власти. Сильный парламент и Госсовет, отвечающий за все стратегические решения, который, предположительно, возглавит сам Путин. Объективно, в этих раскладах есть свои плюсы: более децентрализованная и уравновешенная система сможет вобрать в свои структуры больше ценных и инициативных кадров, нежели строгая вертикаль.

Есть и минусы. Во-первых, всю эту конструкцию нужно будет как-то быстро легитимизировать, что всегда сопряжено с определенными рисками. Во-вторых, Владимир Владимирович запросто может перенести трансфер власти на более ранний срок. В этом есть свой «политтехнологический» резон, который связан с тем, что обществу намного проще и дешевле презентовать свежую команду. Наследников достижений счастливой «путинской эпохи», еще не успевших замылить обывателю глаз и наломать дров. Нельзя исключать и желание самого президента поиграть в «мухожук» и уйти раньше 2024 года. Тут все будет зависеть от чисто технических моментов, в том числе и от международной ситуации.

Что касается отставки правительства, то едва ли по нему кто-то будет сильно скучать. За последние 10 лет в обществе созрел серьезнейший запрос на изменения во внутренней политике. Об этом трубят социологи, разного рода мониторинговые группы и, особенно красноречиво, результаты последних выборов. Можно назвать отставку Медведева популистской мерой, но нельзя назвать своевременной. Если бы то, что происходит сейчас, случилось лет на 5 раньше, сегодня мы жили бы в совсем другой стране.

Михаил Сеурко:

– Такие решения объяснимы, прежде всего, тем, что у значительно постаревшей политической элиты нет представления о том, кто заменит Путина на его посту. Таких людей, которые смогли бы удерживать баланс между разными группами влияния, на политической арене, просто нет. Выход, которым пытаются воспользоваться в этих условиях, – распределение функций и ответственности. Шойгу или Лаврова в роли президента россияне, судя по посланию, не увидят. Однако у такой системы будут и свои слабости: олигархические группы только усилят своё участие в политических процессах и в выборах федерального уровня.

Андрей Коноплёв:

– Всем тем скептикам, которые начали утверждать, что конституционная реформа не более чем косметические процедуры над хладным телом российской государственности Дмитрий Медведев ответил, решительно хлопнув дверью. Причины этого лежат в тех самых изменениях внутриэлитных договоренностей, о которых я говорил. Новая кровь демонстративно приглашена к общему столу.

Центральная тема – проблемы демографии

 Михаил Сеурко:

 – Закономерно, что президент начал свою речь с демографических проблем и популистских мер по их решению. Если в 2018 году население впервые за 10 лет сократилось на 96 тысяч человек, то в 2019 году – уже на 260 тысяч человек. И эксперты прогнозируют только ухудшение.

Позитивное значение предложенных мер – увеличения выплат за рождение и на содержание ребёнка, а также их срока – умалять не хочется. Они способны, безусловно, повлиять на улучшение ситуации к лучшему, но нужно менять при этом и общий социально-экономический климат. После увеличения пенсионного возраста говорить об этом практически невозможно.

Кандидат исторических наук, эксперт «Интеллектуальной среды» Артём Ермаков:

 – Активная демографическая политика – это прекрасно! Но как она будет осуществляться, во что она выльется без политики территориальной? Где будут жить и работать все эти вновь родившиеся дети? В Москве и еще 15-20 миллионниках? Какова судьба остальных 95% российских территорий?

Было несколько слов про увеличение бюджетных мест в региональных вузах, про строительство дорог и объездов в областных центрах, про низший уровень медобслуживания (речь про ФАПы – прим. ред.), немного отдельно про Дальний Восток…

 Андрей Коноплёв:

– Блок социальной поддержки демографии я как человек не семейный оценить в полной мере не могу, но выглядит он, как сказали бы предки, «зело прельстиво». Очевидно, сентиментальная мысль о том, что будет его историческим наследием, не чужда нашему президенту. А наследие надо кому-то оставлять. Так что «плодитесь и размножайтесь», как и было заповедано.

В образовании ничего кардинально нового, однако идея переложить часть стимулирующих выплат педагогам на федеральный бюджет также хороша. А то на местах бывают с этим перегибы.

Экономический блок не впечатлил

Артём Ермаков:

– Без ясного понимания необходимости комплексного территориального развития большая часть выделенных на региональное развитие средств будет вновь и вновь искать пути возврата в Москву или иные мировые финансовые центры. Чтобы прийти к комплексной демографической программе нам потребовалось 30 лет. За это время умерли десятки тысяч населенных пунктов. Многие из оставшихся доживают без движения, и не продержатся ещё 30 лет. Страна, хотя бы часть населения страны должна начать двигаться, осваивая новые пространства. Не чужие, а собственные. Иначе эти пространства будут утрачены. И суверенитет, несмотря на самые современные системы вооружения, окажется весьма призрачным.

Михаил Сеурко:

– Президент заявлял о том, что рост ВВП должен ежегодно составлять не менее 5%. При этом реальный показатель за 2019 год оказался около 1%. То, что косметические меры в экономике, заявленные в послании, не изменят экономической стагнации, является очевидным. Стимулирование инвестиций – мантра либерального подхода – никогда не станет для России «драйвером развития». Но ничего другого предложено не было.

Андрей Коноплёв:

– Экономический блок довольно слабый, еще чуть-чуть и пришлось бы сказать пошлый. Инвестиционная привлекательность и прочие конструкты стали набором клише, которые никто не воспринимает серьезно, подобно ссылкам на Ленина в научных работах советского периода. Хотя звучит это всё, конечно, красиво. В ряду предложений по развитию экономики лично мне были интересны только компенсации регионам. Каков будет механизм этих компенсаций и где изыскать на это ресурсы? Вопросов пока больше, чем ответов.

Изменения в процедуре назначения прокуроров и отстранения судей хорошо рифмуется с обещаниями давать в регионы федеральные деньги. Должен же кто-то присматривать на местах за их расходованием, дабы не скатиться в феодальную вольницу. В обычной ситуации только этого бы хватило, чтобы обеспечить бурное обсуждение на месяцы вперед, но если уж рубить, то от плеча до седла, так сказать.

Послать-то послал… А какой будет результат?

Артём Ермаков:

– И ещё более неясный вопрос. Кто будет реализовывать заявленные в послании цели? Основная часть ведомственного аппарата показала себя коррумпированной и пассивной. Это ясно даже самой власти. Есть, конечно, честные и активные чиновники разных уровней. Их даже немало. Но какая структура, какая корпоративная мораль объединяет и координирует их действия? «Единая Россия»? ОНФ?..

Где та партия или иная корпорация, члены которой готовы вкладываться сегодня, чтобы получить лишь послезавтра? Которые заинтересованы в развитии страны, а не только в присвоении её ресурсов? А ведь одного интереса мало. Нужна еще дициплина, иерархия, авторитет у населения, работающие обратные связи и карьерные лифты, какая-никакая идеология (кстати, займется ли этим вопросов конституционная реформа?).

Президентское послание создало движение. От него повеяло надеждой на перемены к лучшему. Это прекрасно. Важно только учесть опыт второй половины 1980-х. Когда лишенными организационной опоры надеждами на светлое будущее умело воспользовались бандиты и предатели. Возможно, населению (особенно населению стагнирующих и вымирающих регионов) не стоит только ждать, пока о них позаботятся сверху, но и более активно самоорганизовываться на местном уровне. В конце концов, суверенитет государства должны защищать и укреплять не только государственные служащие.

Андрей Коноплёв:

– Смущает только театральность происходящего. Зато общество получило изрядную встряску, что может при известном уровне управления процессами на местах привести к положительным результатам, т.к. сформируются новые социальные связи, договоренности и расклады в региональных и даже муниципальных сообществах.

Михаил Сеурко:

– Многие цели, заявленные в послании, в целом положительны, являются национально и социально ориентированными. Однако при сохранении либерального курса правительства они не будут реализованы. Михаил Мишустин, предложенный Путиным на место премьер-министра, также либерал, член команды ВШЭ. Либералы уже положительно прокомментировали его назначение и начали коррекцию послания в свою сторону, замалчивая или перетолковывая социальную и национальную тематику.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *